Жизнь на два тела

Бывает так, что по дороге похудения нас ведет не мотив, а мираж. 

Алла: Я хочу постройнеть. Дело в том, что у меня есть сестра, Алина. Худая. А меня зовут Алла. Здравствуйте.

Марина: Здравствуйте, Алла. Приятно, когда человек формулирует свою проблему четко и быстро. Но все же давайте но порядку. Итак, вы хотите похудеть, потому что у вас есть худая сестра? Расскажите, пожалуйста, о себе и о ней.

Алла: Она хорошая.

Марина: Старше, младше?

Алла: Старше на 5 лет. И совсем худенькая. Дома всегда говорили: вот Аллочка – плюшечка, а Алина – худышка. К нам однажды тетя приехала (она меня очень любит, и я ее), так стала меня обнимать, теребить и приговаривать: вот есть за что подержаться, такие складочки пухленькие. А мне так обидно стало!

Марина: Она хотела вас обидеть?

Алла: Да нет, что вы! Просто, как говорится, дорвалась – соскучилась по мне.

Марина: Алла, а вы правда в детстве были пухленькой?

Алла: Да в общем нет, как все. Но Алина очень худая была.

Марина: Вас кто-нибудь дразнил? В классе или мальчик знакомый?

Алла: Ой, да что вы, никто. Со мной в классе все дружили. Но Алина очень-очень худая была.

Марина: А она вас дразнила? Она ведь старше.

Алла: Вообще дразнила, но не за толщину. Я ее в детстве доставала страшно. Мама меня часто оставляла на нее. Мне, конечно, нравилось, а Алине хотелось с подружками побегать. Помню, один раз они с девочками большими болтали, секретничали и она попросила воды из дома принести. Я помчалась – еще бы, старшей сестре пить захотелось! – выскакиваю из дома со стаканом, а их нет! Сбежали от меня! Стою посреди огорода, реву во весь голос, кричу: «Алина, Алина!» А вокруг никогошеньки. Вот даже сейчас рассказываю, а эмоции захлестывают.

Марина: Какие эмоции? Себя жалко? На сестру обида? Что вы сейчас чувствуете?

Алла: Да нет, обиды никакой. Мы потом, когда я старше стала, очень дружили. И сейчас дружим. Она мне вещи свои всегда давала носить. А сейчас, когда ей что-нибудь из одежды надо купить, вместе по магазинам идем. Она говорит, что у меня вкус есть, что в моде лучше понимаю.

Марина: Подождите, сестра же худая, а вы плюшечка. Как ее вещи на вас налезали?

Алла: Я об этом не подумала даже... Вообще-то без проблем... Мы и сейчас один размер носим.

Марина: Ладно, расскажите еще про тот случай. Вы не испытываете обиды, и мне ясно, каких эмоций у вас нет. А какие есть?

Алла: Какие? Я, наверное, еще тогда решила: никогда не буду стоять в одиночестве, реветь и звать без толку.

Марина: И как, получилось?

Алла: Да, конечно. У меня все получается, если твердо решу. У меня друзья, и в школе весь класс со мной дружил, и всегда поклонников было много, а сейчас в самом разгаре роман, мы только что из Египта приехали.

Марина: То есть переживания, которые вас сейчас захлестнули, когда вы рассказывали, как ревели посреди огорода, счастливые?

Алла: Да, пожалуй, да. Это чувство победы, успех, сила – я же тогда, в пять лет еще, решила все делать по-своему. Только похудеть не могу.

Марина: А что еще вам удалось сделать по-своему?

Алла: Школу с медалью окончила. Алина тоже с медалью, и, знаете, когда она ее получила, родители так восхищались: вот какая молодец! А когда я получила, то будто так и надо. И с институтом так же. У нее был хороший институт, красный диплом. Но я-то поступила в МГУ! Окончила с красным дипломом, работаю в масс-медиа, меня на улице узнают иногда, и... будто так и надо.

Марина: В вашей семье двое детей?

Алла: Нет, трое. Есть еще брат. Он намного старше, и родителей как бы разочаровал немного.

Марина: Брат доставлял им много переживаний – и в школе, и потом?

Алла: Да.

Марина: За ним шла Алина, и каждым шагом радовала родителей. И они восхищались, ведь у нее все было не так, как у брата. А за Алиной шли вы, тоже хорошо учились, тоже были гордостью папы и мамы...

Алла: Папа всегда говорит: мои девочки... Мои девочки – красавицы, мои девочки – отличницы...

Марина: И ваша золотая медаль, ваш красный диплом уже не стали неожиданностью: за своих девочек они были спокойны. Я думаю, что родители удивятся, если услышат, будто вашим успехам радовались меньше, чем успехам сестры.

Алла: Вы считаете, что я зря с ней всю жизнь соперничала?

Марина: А вы соперничали?

Алла: Я, наверное, всегда хотела доказать, что все делаю не хуже. Мне важно было, что она такая замечательная, просто прекрасная, прекрасная недосягаемо – и вот я добиваюсь недосягаемого и становлюсь как она, хотя это невозможно. Знаете, теперь понимаю, почему за ней хвостиком бегала, почему так ревела, когда она от меня пряталась: мне все время нужно было ее видеть, я же в нее перевоплощалась.

Марина: Алла, но детство закончилось. Вам сейчас сколько?

Алла: 26.

Марина: И вы все еще хотите превратиться в Алину?

Алла: Нет, что вы! Сейчас нет. Я хочу быть собой.

Марина: Тогда объясните, зачем вам нужно похудеть? Какой у вас рост?

Алла: 165.

Марина: А весите?

Алла: 62. И ничего не могу с этим поделать. Я вообще-то спортивная, бегаю почти каждый день, и плаваю, и всякий экстрим люблю. На горные лыжи встала, первый раз боялась так, что плакала, когда со склона катилась, но внизу затормозила по-пижонски и сразу опять к подъемнику рванула! А 62 кг держатся и никуда не деваются.

Марина: Давайте проведем эксперимент. Покажите руками, не примеряясь, ширину вашей головы от уха до уха. Вот так держите руки, как показали, я подставлю свои. Такое расстояние показали? Правильно держу?

Алла: Да, чуть-чуть пошире, вот так.

Марина: Теперь, когда уже мои руки показывают, какой ширины, по вашему мнению, ваша голова, давайте проверим. Просуньте ее между моими ладонями. Что получилось?

Алла: Ой. Между ними и моими ушами зазоры сантиметров по пятнадцать с каждой стороны.

Марина: Видите, даже размеры головы, самой «нейтральной» части тела, вы преувеличили на 30 см. Если бы мы провели ту же пробу для, скажем, бедер, вы показали бы их на метр шире, чем на самом деле. Такие ошибки в восприятии объемов своего тела встречаются очень часто, и меня они не удивили бы, если бы не горные лыжи.

Алла: При чем здесь они?

Марина: Люди физически активные лучше чувствуют границы своего тела, чем те, для кого отдых – диван у телевизора. Если человек занимается спортом, требующим умения держать равновесие на скорости, то образ собственного тела у него почти идеален: любая ошибка откликнется травмами. Вы катаетесь на горных лыжах и при этом так промахнулись с размерами собственной головы. Не понимаю, почему вы не в гипсе. Может быть, у вас два образа тела – один, вполне точный, для «внутреннего пользования», а другой, с преувеличенными размерами, «для народа»? И еще. Вы, наверное, часто пользуетесь Интернетом?

Алла: Да, конечно.

Марина: Встречались вам когда-нибудь таблицы соотношений роста и веса?

Алла: Да, конечно. Я понимаю, что по всем таблицам 62 кг при 165 см роста не много. Но я же вижу жировые складки.

Марина: Где?

Алла (встает и приподнимает футболку): Вот посмотрите – животик.

Марина: Алла, вы сейчас подтвердили мою гипотезу о двух образах тела – для себя и для других. Если бы вы действительно, по-честному, считали, что он у вас нехорош, то не надели бы обтягивающую маечку, не приподняли бы ее с такой готовностью, а животик ваш не был бы таким загорелым, и его не украшало бы золотое колечко пирсинга, и называли бы вы его не животиком, а, скажем, пузом. Но вы любите его, украшаете, греете на солнышке, и он, как я подозреваю, нравится не только вам...

Алла: Да, еще бы!

Марина: Тогда что вы к нему пристали?

Алла: Ну, он же торчит. Если нагнуться, на нем складочка, а выдержать диету у меня ни разу не получалось, силы воли не хватало. На все другое хоть отбавляй, а голодать совершенно не могу. Вот сбросить бы килограммов пять – и этой складки не было бы...

Марина: ...и вы бы наконец превзошли...

Алла: ...Алину. Ой!

Марина: «Ой». Давно, 20 лет назад, маленькая девочка, стоя в слезах одна-одинешенька посреди дачного огорода, казавшегося ей огромным, приняла решение во что бы то ни стало догнать и перегнать старшую сестру, воплощавшую в себе все мыслимые совершенства. Это решение оказалось очень удачным: девочка не давала себе спуску, делала все в полную силу, получила прекрасное образование и замечательную работу, приобрела друзей, испытывает радости счастливой взаимной любви. Но девиз «Не останавливаться!» влечет ее дальше. Тогда, в пятилетнем возрасте, одной из восхитительных черт сестры она считала ее худобу. Пятилетняя плюшечка с восторгом смотрела на тощую десятилетнюю макаронинку. Но втянутый детский живот – удел подростка. Спортивная, красивая 26-летняя женщина видит себя взрослыми глазами и понимает, что хороша. И одновременно она разглядывает себя глазами того маленького ребенка и убеждается: ее животик не похож на детский. Что делать? Можно заняться специальными силовыми тренировками, и он станет еще более подтянутым и плоским. Но не детским. Вы, Аллочка, это хорошо понимаете, и этот вариант, при всей своей спортивности, даже не рассматривали. Другой вариант – перестать есть. Если бы у вас был лишний вес. можно было бы исключить жирное и т. д. Но весь ваш вес не лишний. Он начнет уменьшаться, только если вы приметесь жестоко себя истязать. Теоретически вы обдумывали такую возможность, но, по счастью, не нашли в себе «силы воли». Вам жалко приносить в жертву наивным представлениям из далекого детства свою красоту и здоровье. Уродовать тело, которое любите не только вы. Но есть и третий вариант. Он трудный, но эффективный. Попробуйте пересмотреть взгляды 20-летней давности. Отберите то, что сочтете разумным сейчас – во взрослом состоянии. Быть решительной, ответственной, учиться новому, получать радость от общения – это ведь все оттуда, с дачного огорода. Отбросьте то, что утратило актуальность, – желание иметь угловатую фигурку 10-летней девочки. И заканчивайте соревнование. Это будет нелегко. Вы привыкли, что перспектива полностью открыта только перед Алиной, а перед вами – спина сестры, выглядывая из-за которой, вы видите лишь краешек будущего. Для более робкого человека такая позиция оказалась бы комфортной: хорошо прятаться за чужой спиной! Но вам-то это зачем? Вы не нуждаетесь в защите, вы не боитесь будущего, вы стремитесь на простор. Поэтому выбирайтесь из-за Алининой спины. Взрослый человек стремится стать не кем-то другим, а самим собой.

Алла: Обидно.

Марина: Я вас чем-то задела?

Алла: Нет. Обидно, что я так долго ждала разрешения выйти на свободу.

«Худеем правильно», № 1-2, 2010 г.

www.hudeem-pravilno.ru