Лишний вес и страх сопереживания

Сопереживание – качество не вовсе человеческое. Серия «мышиных» экспериментов показала, что даже лабораторные животные, находясь в полном благополучии, но наблюдая за страданиями других животных, проявляют физиологические признаки дистресса.

Ненаучными словами говоря, мышки страдали. У них появлялись всякие хвори, они даже плешивели, когда изо дня в день вынуждены были слышать (в записи!) писк и крики боли других мышей. Что касается противоположной эмоции – радости – то тут все изучено значительно хуже, но, видимо, не случайно болельщики орут и обнимаются при победе своих спортсменов, люди, далекие от спорта, не могут оторваться от экрана, когда показывают церемонию награждения, а девушки, дамы и тетушки всех калибров любят смотреть на чужие свадьбы.

Приходится признать, – независимо от того, живем ли мы скучной и размеренной жизнью, или каждый наш день – восхождение на Эверест и «американские горки» в одном флаконе, – все равно к нашим непосредственным эмоциям о себе добавляются эмоции, связанные с другими. Но совсем не каждый из нас готов эти чувства «о других» заметить и признать.

Как мы поступаем, чтобы защититься от сопереживания? Есть несколько стратегий.

1. Слепоглухота: «А что с Машей не так? Я с ней вчера виделась, вроде бы все в порядке. Ну, глаза красные и носом хлюпает, так сейчас у всех насморк».

2. Обесценивание: «Маша дурында. Нашла о чем переживать. Тоже мне горе, подумаешь».

3. Обвинение и подмена эмоций: «Кто – бедняжка? Маша? Да она сама виновата! Я ее никогда не любила, а последнее время просто видеть не могу».

Все три стратегии помогают сохранить душевное равновесие. Но, будучи по сути своей жульничеством, они вынуждают платить за душевное равновесие слишком высокую цену, расплачиваясь в том числе и собственным лишним весом. Гигантским – у выбравших «слепоглухоту». Вполне выразительным у тех, кто застрял на «обесценивании». В самом «выгодном» положении последователи стратегии «обвинение и подмена эмоций». Они ведут с лишним весом постоянную позиционную войну, когда успешную, когда с откатом на исходную позицию.

Изучаем три стратегии защиты от сопереживания: а) слепоглухота; б) обесценивание; в) обвинение и подмена эмоций.

Слепоглухота

Человек, выбравший последовательную стратегию «слепоглухоты», добывает себе бесконечную и бескрайнюю «позитивность». У него всегда все хорошо, и окружают его милейшие люди. Ежедневный взнос за проживание в этом раю – бесконечная и бескрайняя скука, которая не вполне успешно компенсируется просмотром мусорных сериалов, чтением мусорной литературы и вялым раскладыванием компьютерных пасьянсов. Хорошие кино и книги, а также агрессивные «стрелялки» и интеллектуальные «бродилки» слишком сильно задевают реальные эмоции и потому не подходят. Но кроме регулярных взносов скукой, этому человеку приходится выплачивать за свою «слепоглухоту» проценты – виктимность и одиночество.

Виктимность – свойство становиться жертвой в прямом и переносном смыслах – прямо вытекает из специфики стратегии. Человек, успешно овладевший искусством не видеть и не слышать других, не замечает также и их дурных намерений и представляет собой мечту мошенников, негодяев, насильников.

А навык не резонировать на чужие чувства создает вокруг него вакуум, когда друзей много, а случись что – и нет никого. И жениться не хотят, и стакан воды не подадут. Лишний вес у стратегически слепоглухих возникает легко и достигает гигантских значений, поскольку не осознается как проблема даже тогда, когда ходить становится трудно.

Избавиться от килограммов им могут помочь очень хороший психотерапевт или глобальная жизненная катастрофа. А могут и не помочь: привычка жить в скучном раю сильна, как наркозависимость.

Обесценивание

Человек, придерживающийся стратегии обесценивания, отличается от «слепоглухого» лишь количественно. То, что до «слепоглухого» не доходит вообще, до обесценивающего добирается с большим опозданием. Поэтому вместо вечного эмоционального рая ему достается серенький ад. Как свет далеких звезд, до него долетают запоздалые сожаления о том, что он прохлопал сто лет назад. В 20 лет он догадывается, что напрасно не дружил с соседом по парте, в 40 – что свою главную и единственную любовь на втором курсе принял за случайное приключение, в 60 – ... Ох, это так грустно, что и рассказывать не хочется. Зато обесценивающему человеку не скучно жить, ему всегда есть, о чем погоревать, и он не одинок – всегда найдутся другие горюющие, с которыми можно печалиться стайкой. С одним из них удается иногда вступить в брак. Правда, оценен этот брак как счастливый будет только после того, как распадется.

Что приобретает человек, решившийся на жизнь в аду? Свободу! Чудесную, умопомрачительную свободу ничего не делать. Всегда, в каждый конкретный момент, хоть в 20, хоть в 60, все уже случилось в прошлом, и ничего не попишешь, и выхода нет, ура! Расслабляемся и горюем. Лишний вес у таких людей редко достигает тех былинных масштабов, которыми наслаждаются «слепоглухие» стратеги, но тоже бывает вполне выразителен. И поделать с ним ничего нельзя, ура! За лишние килограммы ответственность несут плохие гены, болезни, перенесенные во младенчестве, неправильное воспитание и дурная экология. Каков прогноз в отношении похудения? Он благоприятнее, чем в первом случае, так как из ада все-таки легче выбраться, чем из рая. Обычно процесс запускается внезапным счастьем, настолько огромным, что оно не поддается обесцениванию. Ну, или психотерапевтом.

Обвинение и подмена эмоций

Стратегия «обвинения и подмены эмоций» – самая «плодотворная» из трех. Это стратегия бюджетная: цена не велика, покупаемая выгода не ахти. В мире обвинителя не наблюдается счастливых, красивых, умных и благополучных людей – все придурки и уроды. Но эти неудобства компенсируются душевным комфортом: все сами виноваты в своих несчастьях, а я молодец. Эмоций у стратегического молодца предостаточно. Правда, все они негативные. Но негативные эмоции ничуть не отменяют ни дружбу, ни любовь, ни счастливый брак. С друзьями можно ссориться, спорить о политике, обзывать их, в зависимости от стилистических предпочтений, козлами или прекраснодушными мечтателями. На любимого человека можно смертельно обижаться или терзать его обещаниями неминуемого разрыва, а в браке воспитывать и бороться с его дурными привычками. Это, конечно, занятие шумное и хлопотное, но настоящая любовь требует жертв, особенно, если сами жертвы готовы все вытерпеть.

С лишним весом у людей, практикующих подмену эмоций, все обстоит так же, как с любовью. Килограммы подвергаются регулярным жестоким атакам. И здесь успех зависит от выбора оружия и гибкости ума атакующего. Стрельба капустой и сельдереевым супчиком не ведет к финальной победе, хотя позиционные успехи иногда обеспечивает. Если после очередного отката на исходные позиции агрессивный боец с лишним весом включает интеллект (отказывается от жестокой похудательной мифологии, рискует съедать достаточное количество углеводов и возвращаться домой пешком), он начинает выигрывать бой за боем. Ну, а если нет – значит, пора применить к себе ту формулу, которой он так часто пользуется в отношении других: «сам виноват».

И наконец, хорошая новость. Среди нас много таких, кто не боится сопереживать, не нуждается в подмене и редактировании своих эмоций. Я вас люблю, ребята! И ничему не могу научить. А пара-другая лишних килограммов вас никак не портит. Впрочем, если вы решите от них избавиться, вы легко это сделаете без всяких советов: сами найдете информацию о «модели тарелки», сами приспособите ее под свои вкусы и образ жизни, сами наденете наушники перед получасовой прогулкой... Ой! Это не НЛП. Это вы сами захотели. Правда.