Стройность в шкафу

На приеме у Марины Новиковой-Грунд женщина с неустроенной личной жизнью и с очевидным лишним весом. А мы уже слышали, и не раз, что два этих обстоятельства обычно связаны друг с другом.

 Темные волосы, подстриженные «шапочкой», мягкие черты лица, короткое вязаное платье, открывающее длинные красивые ноги... И круглые-круглые глаза. Они становятся еще круглее, когда я прошу Леру рассказать мне что-нибудь. «А что?» – она явно приготовилась слушать мои поучения, может быть, и записывать. «Расскажите, что хотите».

Лера молчит, с ее лица медленно уходит вежливое, «никакое» выражение, сменяясь сначала растерянностью, затем сосредоточенностью и наконец печалью. Поэтому сказать, что она начала без предисловий, нельзя. Предисловием были перемены, происходившие с лицом. Ее бросил любимый человек, сказав напоследок, что она задушила его своей любовью.

Такое случилось с ней не впервые. До этого было несколько похожих историй. От Леры уходили несколько раз – то без объяснения причин, то говоря, что устали от нее. И все они были моложе – ненамного, но моложе. Спрашиваю про самого первого мужчину в ее жизни. Она молчит. Вижу, как ей трудно не только заговорить, но даже в мыслях вернуться к тому времени. И по сравнению с тем, как долго она обдумывает, что и как рассказать, сам рассказ удивляет краткостью: «Мне было двадцать. Он был старше, женатый. Романа практически не было, сразу близость. Он испугался, когда понял, что я была девственницей. И пропал. Больше не появлялся, не звонил. Все».

ПОВТОРЕННОМУ ВЕРИТЬ

Через год Лера вышла замуж. Любила ли? Нет. Просто совсем уж неприкаянный мальчик встретился. Только 18 лет исполнилось, четвертый ребенок в бедной и несчастливой семье, жалко его было очень. Вышла за него, в общем, чтобы спасти. Через год родился сын, ему сейчас 16 лет. А когда ребенку было 6 месяцев, муж внезапно пропал, а в дом нагрянули какие-то жуткие люди и стали требовать деньги. Оказалось, что он наделал невообразимых долгов. Но деньги, которые брал, тратил не на семью. Втроем они жили только на то, что зарабатывала Лера. После того как от жутких людей удалось отбиться, муж появился вновь. Так и не объяснив, на что занимал, обещал, что такое больше не повторится. Но спустя полгода повторилось один в один, только за долгами явились уже настоящие бандиты, угрожая убить, отнять ребенка. Леру защитили друзья. У нее всегда были настоящие, преданные друзья, на которых можно опереться. Именно они и возмутились тогда: «Он же не думает ни о тебе, ни о сыне! Сам спрятался, а вас подверг опасности!» И Лера с ним рассталась. «Это было тяжело?» – спрашиваю я. «Да нет, – отвечает она грустно, – любви же не было. – И тут же оживляется: – Зато сын у меня какой чудесный!»

ПРОПУЩЕННОЕ ЗВЕНО

Говорить о сыне доставляет ей радость. Я хорошо умею по рассказу о ребенке угадывать, какие на самом деле отношения связывают его с мамой. Если слышу «анкетный отчет», какой ребенок старательный, какие хорошие у него оценки, как он помогает по хозяйству, то всегда предполагаю, что в семье не все гладко. Ведь такого рода рассказы сообщают лишь о том, какую пользу – в самом широком смысле слова, разумеется, – приносят дочь или сын родителям. Но Лера рассказывала совсем не так. С удовольствием говорила об интересах своего мальчика, о том, в какие компьютерные игры он играет (и она вместе с ним), о его музыкальных пристрастиях, которые тоже разделяет, о его друзьях, которых считает также своими. Сейчас перед ними стоит непростая проблема: сын хочет жить отдельно, и она его всячески в этом поддерживает, хотя ей страшно – как он сможет жить один?

«Но я считаю, что это просто необходимо, – говорит она. – Взрослый мужчина, живущий с мамочкой, – это неправильно. А я потерплю, он ведь в гости будет приходить». – «Странно это, – говорю я. – Что–то в вашем рассказе не складывается. Неужели сами не замечаете?» Лера озадачена. – «Я все рассказала, как вправду было». «А как же так получилось, что вы своих молодых людей одного за другим «любовью придушиваете», а сына готовы отпустить жить самостоятельно, хотя знаете, что будете скучать? Может, любите его меньше, чем мужчин, с которыми были вместе меньше года?» – «Я сына так люблю, что... – У Леры слезы закипают на глазах. – И он меня. Мы с ним так друг друга понимаем, что объяснять ничего не надо. Поэтому и чувствую себя с ним свободной. Могу смеяться, могу хандрить, чушь всякую нести, вот в игрушки компьютерные с ним играем, а можно просто молчать». – «А с мужчинами не так?» – «Смотря с какими. У меня ведь друзей–мужчин много. С ними тоже могу болтать обо всем, вести себя раскованно. Но если роман завязывается, то все! Смотрю преданными глазами, варю–пеку–стираю – и молчу. Мне один из бывших так и сказал, уходя: ты, мол, ничего не думаешь, ничего не чувствуешь, только заботишься и контролируешь. А что я могу поделать, оно само так получается!»

«Теперь картинка сложилась, – радуюсь я. – Рассказать своими словами, что я от вас услышала?»

СТРАННОСТИ ЛЮБВИ

«Вы начали свою взрослую жизнь не очень удачно. Ваш первый мужчина играл во взрослого, ему было приятно чувствовать себя пожившим и опытным. Но когда обнаружилось, что это не ролевая игра, что он и в самом деле первый у вас, он перепугался и сбежал. А вы не позволили себе переживать в полную силу, но про себя решили: такого с вами больше никогда не случится. И мир разделился для вас на две части. С тех пор мужчины старше вас, ваши друзья, сын, его одноклассники оказались в одной его части – в категории «несексуальных объектов». С ними вы продолжали быть собой: хохотушкой, любительницей громкой музыки и компьютерных игр, веселой «хулиганкой». К другой части мира были отнесены «сексуальные объекты»: жиденькие, неуверенные в себе существа мужеска пола с трудной судьбой, лет на пять моложе. Стоило встретиться с таким «сиротинушкой», и вы преображались в степенную «мамочку», не лишенную склонности к жертвенности и всепрощению. «Сиротки» влюблялись неукоснительно. Но каждый такой роман был заведомо обречен: слишком хорошей мамочкой вы оказывались. За 8–10 месяцев, как успешный психотерапевт, вы залечивали душевные раны очередного бедняжки. Он получал от вас столько тепла и участия, сколько недобрал в детстве. А повзрослев и набравшись сил, переставал в вас нуждаться. И уходил – молча или сказав пару гадостей напоследок, ведь ему было стыдно. Хотя стыдился он напрасно. В этом месте Лера, согласно кивавшая во время моего монолога, запротестовала: «Почему это?»

«А потому что вы ни одного из них не любили. Сына вы любите на самом деле и ни в какую «мамочку» с ним не играете. Заботитесь не о собственном образе «святой женщины», а о том, чтобы он был счастлив и свободен. И он отвечает вам преданностью и любовью. А благодарность, которую следовало испытывать вашим мужчинам, – чувство, прямо противоположное любви, и долго его не вынести». Лера молчит, потом говорит деловито: «Ясно, роль «мамочки» не моя. Роль женщины, любящей отношения на равных, мне куда ближе. Но что надо сделать, чтобы выйти из одной роли и войти в другую?» «Как что? – удивляюсь я. – «Сделать» себе талию, чтобы сменить сценический образ. Подальше в шкаф повесить костюм смирной, покорной, толстой мамочки и надеть боевые доспехи энергичной, веселой и независимой женщины. Вам рассказывать про белки–жиры–углеводы и «модель тарелки»?» – «Не надо, я в этом эксперт, – смеется Лера. – Я «ХП» давно читаю».

Вскоре после этой беседы мы позвонили читательнице и вот что услышали:

– За первую неделю после консультации, хотя ничего нового в моей жизни не появилось, и никаких изменений я предпринять не успела, ушли 2 кг. Сами собой. Марина сказала мне о том, что я сама в себе слышала, но не знала, как назвать. Как будто долго–долго шла и вдруг вышла к себе, встретилась с собой. У меня появилось чувство выхода, теперь знаю, как идти к нему, и строю планы на будущее.

Комментирует психолог:

К психотерапевту людей приводит желание победы. Одни приходят, чтобы победить проблему, а другие, чтобы победить психотерапевта. Если мы сражаемся с проблемой, то задача психолога воплотить чувства клиента, неуловимые для него самого, в слова. Пересказать ему своими словами то, что от него услышал. В этом и состоит эффективность работы специалиста. Нам с Лерой повезло: она хотела перемен – победы над проблемой, а мне удалось перевести ее желание в слова.

 

«Худеем правильно», №1-2, 2013 г.

www.hudeem-pravilno.ru