Фея из команды регби

Почему мы срываемся, когда худеем по инструкции. 

Рита: Здравствуйте, меня зовут Рита. Хочу рассказать свою печальную историю.

Марина: Давайте сначала просто поболтаем.

Рита (обрадованно): Давайте!

Марина: Работаете? Учитесь?

Рита: Работаю – с важными финансовыми документами.

Марина: То есть вы очень собранная и смелая девушка.

Рита: Ну да, как акробатка на трапеции, только мне еще труднее. Акробатка хоть видит, что она под куполом. Малейшая невнимательность – и полетит в пустоту. А тут вроде бы циферки, запятые, но допустишь небрежность – и катастрофа. Но я привыкла и не боюсь: у меня хватает сил быть сосредоточенной.

Марина: А каким-нибудь еще спортом, помимо ежедневных упражнений с цифрами, вы занимаетесь?

Рита (застенчиво): Регби. Я играю в регби. Вернее, играла. Сейчас перерыв, тренер не может, и вообще...

Марина: Нравится?

Рита: Очень! Команда отличная, все такие хорошие, шум, крик, выкладываешься по полной, девочки потом говорят: «Ну, ты, Ритка, монстр!» Это же еще и тусовка! Мы потом болтаем, иногда идем куда-нибудь все вместе, чаще всего на дискотеку. Марина: После тяжелой тренировки на дискотеку?

Рита: А что такого? Наоборот, после нее такой подъем ощущаешь – в самый раз потанцевать, попрыгать. Я «жаворонок», на первую тренировку люблю часов в 7 прийти и позаниматься часа полтора тихонечко. А вечером уже по-настоящему, изо всех сил с командой – тренируюсь. И вот после этого, на подъеме, лучше дискотеки ничего не придумать.

Марина: А теперь давайте свою грустную историю.

Рита: Не грустную. Печальную.

Марина: И в чем различие?

Рита: Грустная – это когда ее рассказывать и слушать грустно, а печальная – это когда грустно не было, а кончилось все плохо. Я всегда была не худенькая, но никаких проблем из-за этого не возникало. Подвижная, сильная, самая высокая в классе, спортом занималась, по физкультуре одни пятерки. Когда вытянулась до нынешнего роста, 176 см, стала весить больше 100 кг. Мама тогда еще меня к врачам водила, боялась диабета или чего-то в этом роде, но они говорили, что все в порядке. А в прошлом году она сказала: все, так больше нельзя, 115 кг – это ожирение, надо что-то делать, и повела к эндокринологу.

Марина: А вы что?

Рита: Ну, я вообще-то нормально себя чувствовала, все было хорошо.

Марина: В это время вы сколько раз в неделю тренировались?

Рита: Каждый день. Утром и вечером, я же рассказывала. В общем все анализы были хорошие, и врач очень хороший попался. Говорит – будем худеть, и все подробно расписал, чего и сколько есть, и таблетки выписал.

Марина: Сказали ему про регби?

Рита: Нет. Он не спрашивал. Узнал только, кем работаю. И вот стала питаться, как он велел (правда, таблетки пить через месяц бросила), и за полгода похудела почти на 50 кг, стала весить 70 кг при росте 176 см.

Марина: Как ваши близкие отреагировали?

Рита: Друзья говорили, что я герой. Но мама, когда я мускулы показывала (жир-то сошел, и они такие рельефные сделались), только охала и говорила, что я мужик какой-то, а не девушка. А когда брат или папа своими бицепсами хвастались, она восхищалась.

Марина: Рита, похоже, что у вас дома возникла проблема коалиций.

Рита: Что это такое?

Марина: Наверное, предполагалось, что в вашей семье должны быть две команды: одна – это папа и брат, два сильных, мускулистых мужчины, а другая – это мама и вы, две нежные, женственные феи. А тут вдруг фея фее бицепс демонстрирует. Непорядок. А на игру в регби ваша новая фигура как-то повлияла?

Рита: Худенькие тоже могут регби заниматься, но техника уже совсем другая. Надо было манеру игры менять, «монстром»-то я быть перестала. Но менять ничего не пришлось... Все меньше придерживалась правильного питания, стала позволять себе мороженое, конфеты и сорвалась. Могла одна целый торт съесть. Мы еще с подружкой отдыхать поехали в Египет, в отель «все включено». Подружка всю жизнь на диетах – то похудеет, то потолстеет, и в Египте она, как из голодного края, на еду накинулась. А я с ней за компанию. И вот вернулась обратно со своими обычными 115 кг. Сейчас на глаза друзьям не показываюсь, хорошо, что тренировок временно нет.

Марина: Очень огорчены срывом?

Рита: На сайтах похудательных девочки с такой легкостью пишут, что вот, мол, опять сорвалась, в третий раз худеть собираюсь, а я как подумаю, через что нужно будет снова пройти, так отчаяние нападает.

Марина: Рита, я, наверное, что-то не поняла. Ведь худеть легко было?

Рита: Очень легко. Врач все написал: и что на завтрак, и что на ужин, и что на перекусы, и я, как по нотам, все исполняла и худела, худела...

Марина: И что, запись потерялась, а наизусть не помните?

Рита: Да все помню, но снова все выдержать...

Марина: Так ведь было легко?

Рита (плачет): Легко!

Марина: Риточка, видимо, вы наделали каких-то ошибок, когда следовали предписаниям врача?

Рита (вытирая слезы):Нет, все точно выполняла, и все получалось!

Марина: Но не все получилось. Вы же не удержали свой вес и боитесь даже подумать о повторении опыта. Значит, легко не было, просто сумели себе это внушить. Рита, я вижу, как у вас меняется лицо при слове «ошибка». В вашей работе ошибки, безусловно, недопустимы, но жизнь сложнее самой сложной работы, и сделанные в жизни ошибки...

Рита: ...могут все погубить!

Марина: Нет. Они бесценны. Из ошибок складывается наш опыт, наше умение справляться с трудностями. Надо только проявить бесстрашие, чтобы их увидеть, и сосредоточенность, чтобы внимательно проанализировать. У вас есть и то и другое.

Рита: Вообще-то есть. Давайте попробуем.

Марина: Давайте. Расскажите, как жили и что ели, пока уходили те 50 кг.

Рита: Ну, я вставала около пяти утра, съедала овсянку на воде.

Марина: Тазик?

Рита: Нет, маленькое блюдечко. На силовой тренировке плохо себя чувствуешь с полным животом. Потом шла в зал, спокойно занималась.

Марина: Что значит «спокойно»?

Рита: Дыхание не сбивалось, пульс особо не повышался, хотя, конечно, пот лил. Потом в душ и пешком на работу. Там часов в десять перекусывала – яблоко, иногда даже банан. В два обедала, обычно обезжиренным творогом, много его (около 200 г) съедала и один хлебец. Потом еще раз перекусывала – стакан ягод или яблоко. Ну а потом ужинала как следует...

Марина: Это уже дома?

Рита: Нет, я с собой на работу все брала. На ужин зеленый салат, кусочек куриной грудки или рыбу, помидоры, иногда снова хлебец. И – на регби. А потом шла гулять или потанцевать, остаток «пара» выпустить. Домой приходила уставшая, и сразу спать.

Марина: Ничего дома не ели?

Рита: Нет. Во-первых, после шести нельзя, а во-вторых, уж очень спать хотелось. И так хорошо было! И зачем я только начала нарушать режим?

Марина: Я, наверное, знаю зачем. Затем же, зачем отказались от таблеток. Врач же их выписал?

Рита: Ну да. А я попила и увидела, что пошли побочные эффекты: стала злой, плаксивой. Я же не враг своему здоровью.

Марина: Вот-вот. И от режима, который врач прописал, тоже отказались, потому что не враг своему здоровью. Ведь вы буквально морили себя голодом.

Рита: Я же пачку творога съедала!

Марина: Это очень-очень мало. Врач предложил вам следовать схеме питания, которая подошла бы слабенькой девушке, ведущей малоподвижный образ жизни. А вы, выражаясь по-деревенски, здоровущая девка с неуемной энергией и горой мускулов. Кстати, когда речь идет о спортсменках, формулы идеального веса нуждаются в поправке в сторону увеличения, ведь мышцы гораздо тяжелее жира. Поэтому даже сегодняшние ваши 115 кг – это немного избыточный вес, но никак не ожирение. Вы полгода морили себя голодом и закономерно сорвались, включился инстинкт самосохранения. А теперь ни за что не хотите вернуться к саморазрушительному поведению и совершенно правы. Чтобы избавиться от лишних килограммов, не истязая себя, вам всего лишь надо полученные от врача рекомендации привести в соответствие с вашей жизнью. Увеличить, и довольно существенно, порции, один из дневных перекусов заменить на полноценный обед, отказаться от запрета на еду после вечерней тренировки и иногда позволять себе лакомства.

Рита: Подождите, я запишу.

Марина: Зачем?

Рита: Люблю, чтобы было по инструкции, как на работе. Все записано, лежит перед глазами, а я аккуратно выполняю.

Марина: Нет, Рита. Тогда в перспективе снова появится тортик, съедаемый в одиночестве. Если будете действовать по инструкции, которую сочинил другой человек, то неизбежно сорветесь, вам захочется на свободу.

Рита: На работе же я не срываюсь?

Марина: Именно потому, что ваша жизнь – это не только работа. На службе вы спокойно и сосредоточенно действуете по инструкции, аккуратно прибираете стол, запираете сейф, вежливо и сдержанно прощаетесь и отправляетесь на игру. И все – конец вежливости и сдержанности. Вы кричите, толкаетесь, и вот мяч у вас, и вы бежите изо всей мочи, вырываетесь, уворачиваетесь. Свобода, и никаких инструкций!

Рита: Но в игре есть правила...

Марина: Общие правила есть, а инструкций нет. Где-то написано, что после победы надо обниматься, а после поражения плакать?

Рита: Само так получается...

Марина: Рита, вы же хотите жить так, как играете в регби, а не так, как работаете с документами: по правилам, но без инструкций. Чтобы похудеть, задайте себе общие правила и плюньте на инструкции. Много овощей, мало жирного и сладкого, дробное питание – это правила. А дальше можно все, можно даже иногда эти правила нарушать. И тогда ни один тортик не подкрадется к вам незаметно и не набросится на вас в потемках, и вы снова влезете в брючки, которые тоскуют в вашем шкафу.

 

«Худеем правильно», № 4, 2010 г.

www.hudeem-pravilno.ru