Старые счeты

Есть люди, которым психолог нужен, чтобы получить «разрешение» не худеть. Потому что в глубине души они чувствуют, что к похудательным действиям их подталкивают сомнительные причины. На приеме у Марины Новиковой-Грунд читательница журнала.

 Люда: Здравствуйте, меня зовут Люда. Мне давно надо было погово­рить с психологом, но все не удава­лось сформулировать, о чем спросить. А потом пришло в голову, что надо просто  рассказывать  все как есть и само как-нибудь сформулируется.

Марина: Ну что ж, давайте попробуем. А что именно должно сформулироваться? Что вы хотите?

Люда: Честно? Чуда. Мне надо похудеть хотя бы на 19 кг, а поможет в этом только чудо.

Марина: Объясните-ка подоходчивее, ведь в похудении самом по себе чуда никакого нет. Чудо затаилось где-то рядом. Вы хотите стать чудесно худой? Такой, чтобы все удивлялись: «Кожа да кости, в чем только душа держится!»

Люда: Что вы! Нет, конечно.

Марина: Тогда, может быть, собираетесь с помощью худобы совершать чудеса? Поведете костистым плечиком – и появится интересная и высокооплачиваемая работа. Покачаете тощими бедрами – и откуда ни возьмись выпрыгнет неземной красоты неженатый олигарх...

Люда: Эти чудеса, вообще-то, со мной уже случились. Я работаю в области IТ-технологий на очень хорошо оплачиваемой должности, но если бы мне платили в пять раз меньше, все равно за эту работу обеими руками держалась бы, потому что интересно. И с «олигархом» тоже все в порядке. Не совсем, конечно, олигарх, но к этому идет. Нельзя сказать, что красота у него уж вовсе неземная, но в самый раз. А самое забавное, что он женат. Причем на мне! Правда, здорово?

Марина: Правда. А где же тогда не здорово? К чему будем чудо применять?

Люда: Ох... Со мной не здорово. Вы же сами видите.

Марина: Я вижу высокую, крепкого сложения девушку с фарфоровой кожей и потрясающими волосами, одетую совсем не по-компьютерному, с большим вкусом и фантазией.

Люда: Да-да. Шифоновая юбочка 52-го размера и к ней твидовый пиджачок 54-го, чтобы подчеркнуть воздушность облика. Мне надо похудеть как минимум до 46-го. А сейчас во мне 89 кг при росте 170 см.

Марина: А вы пытались худеть?

Люда: Да не особенно. Я всегда была крупной. У мамы моя фотография детсадовская есть, там все детки такие маленькие, а с краю на стульчике я сижу – большущая, специально, видимо, с краю посадили. И в школе на физкультуре всегда первой стояла, такая вот девушка с веслом. К нам часто тренеры из разных секций приходили, так они, когда меня видели, просто голову теряли. Зазывали, уговаривали каждый к себе идти.

Марина: А вы?

Люда: А у меня уже тогда принцип сложился: если дверь перед тобой открывается, в нее надо если не войти, то хоть заглянуть – вдруг это твой шанс! По-моему, это себя оправдало. Я и в лыжную секцию год походила, и в баскетбольную. Вообще всем понемножку успела позаниматься, даже греблей и борьбой. Я со многими ребятами из секций до сих пор дружу. С ними можно просто так, под настроение, сговориться мячик погонять. Многие наши – и девочки, и мальчики – сделали хорошую спортивную карьеру. Меня тоже уговаривали в физкультурный институт поступать. Но я подумала-подумала и пошла в университет. И не ошиблась. Правда, там тоже спортом занималась. И кроссы бегала, и в лыжных соревнованиях участвовала. Но в основном, конечно, училась. И вот выучилась.

Марина: Лишние килограммы, наверное, прибавились, когда основное время стали отдавать учебе?

Люда: Да нет. Вес у меня с девятого класса не менялся. Я тогда до своих 170 см вымахала и остановилась. Больше не росла, но и не толстела. И не худела тоже.

Марина: А мечтали похудеть?

Люда: Я об этом размышляла. Но никаких идей светлых в голову не приходило. Таблетки всякие исключаются, я себе не враг. Диеты –- это нереально. Многие знакомые девочки сидели и на «кремлевке», и на раздельном питании, а в результате такие же, как я. Порции уменьшить – про это даже думать не хочется. Мне же энергия нужна и для работы, и для личной жизни. Наверное, есть такие женщины, которые могут ходить голодными как ни в чем не бывало, но мне, если нет чувства сытости, ничего не хочется – ни двигаться, ни думать. Двигательную активность увеличить – тоже совет не для меня.

Марина: Почему?

Люда: А куда больше? Я в неделю 5-6 раз в фитнес-клуб хожу – и побегать, и поплавать, и «железки» потягать. У меня это жизненная привычка. Без спорта, как без еды, скисаю. Так что без чуда не похудеть.

Марина: А когда чудо произойдет, что изменится?

Люда: Ну, я буду стройная, изящная.

Марина: И, став стройной, вы сможете что? Например, будете одеваться иначе?

Люда: А что, сейчас что-то не так?

Марина: По-моему, замечательно.

Люда: И по-моему тоже. Вообще, все эти разговоры, что больших размеров в магазинах нет или ужас какой-нибудь продают, – глупость полная, признание собственной беспомощно­сти. Если у тебя есть вкус, есть смелость и ты хоть немного умеешь шить – одеться можно потрясающе.

Марина: Вы сами шьете?

Люда: Сейчас нет – жалко на это время тратить. Но меня мама научила. Она всегда говорила, что надо уметь шить, и была права. И я могу купить какую-нибудь вещь, приблизительно похожую на ту, что задумала, и даже не буду ее сама переделывать – отдам в мастерскую и  а понятном им языке, по-портновски, объясню, где подпороть, где застрочить, и получится «от кутюр».

Марина: Люда, вот слушаю вас, и выстраивается у меня одна гипотеза. Основана она на том, что вы не сказали. Обычно, если человек о чем-то умалчивает – специально или непреднамеренно, – то с этим у него связано что-то неприятное или непонятное. В самом начале нашего разговора вы упомянули про мужа. И больше о нем ни слова, хотя подробно описали свою жизнь чуть ли не с детского сада. Почему?

Люда: Вот уж здесь не ищите ничего неприятного или непонятного. Он замечательный. Мы с ним зимой в лесу познакомились, я его с лыжни уронила. Он еле полз, я обгоняла и палкой под его лыжу попала. Я вообще-то хулиганка. Он в сугроб покатился, вытащила его оттуда, стала извиняться, ну и познакомились.

Марина: Он спортивный человек?

Люда: Не очень. Но подтянутый. Мы с ним одного роста, я, может, чуть-чуть выше. И знаете, ему очень нравится моя фигура. Даже слишком.

Марина: В каком смысле?

Люда: Когда сказала, что намерена похудеть, он расстроился. Это было так заметно, что я даже спросила, будет ли любить меня по-прежнему, когда стану тоненькой. И вы представляете, ответил: «Не знаю». Сначала обиделась, а потом подумала, что он честно себя повел, не стал отделываться пустыми словами, что типа я ему всякая нравлюсь.

Марина: Да, это серьезно. Значит, вы для себя хотите похудеть?

Люда: Это, пожалуй, нескромно звучит, но я себе нравлюсь. Толстовата, конечно, но все соразмерно, ничего не висит, живот практически плоский. В купальнике выгляжу классно, вот одежда меня немного портит.

Марина: Может, вам нужно похудеть, чтобы разобраться с какими-то детскими бедами? Например, вас кто-нибудь дразнил и вам до сих пор хочется на это достойно ответить?

Люда: Ну вот, достали старое, затрепанное психологическое клише. Не обижайтесь, но вы, похоже, не знаете, что со мной делать... Никто меня не дразнил, полкласса в меня влюблены были, и девочки все со мной дружили, хотя я популярности специально не добивалась.

Марина: А теперь, Люда, держитесь. Теперь я достану другое психологическое клише, еще старше и заношеннее прежнего. Скажите, ваша мама – такая же крупная и сильная, как вы?

Люда: Ой, нет. Она маленькая, худенькая, всего 158 см роста. Это папа был большой. Я его почти не помню, он нас с мамой бросил, когда мне было 5 лет.

Марина: Когда вы сидели с краю, на стульчике, на той детсадовской фотографии?

Люда: Да, папа как раз тогда нас бросил.

Марина: А с мужем вы живете давно?

Люда: Четыре года женаты, а живем больше. Дочке в мае будет 5 лет.

Марина: Люда, наступил момент, когда вам второй раз в жизни надо ответить на дурацкий вопрос, который любят задавать маленьким детям противные пенсионеры: «Девочка-девочка, ты мамина или папина?»

Люда: Я мамина! И тогда это знала, и сейчас! Только мамина. Она одна меня вырастила, воспитала, поддерживала всегда. Без нее не знаю, какой бы я была! А папа бездушный, ленивый, безответственный! Особь биологическая, а не мужчина.

Марина: Ну вот. Теперь ясно, что означает ваша загадочная формула «мне надо похудеть». Не «я хочу», а «надо».

Люда: В смысле, что мне надо быть как мама, чтобы не стать как папа?

Марина: Ну, примерно. А если точнее, то история получается такая: большой, сильный, но бездушный и безответственный папа бросил маленькую, хрупкую, но нежную и самоотверженную маму, когда их дочке было 5 лет. Дочка выросла и стала большой и сильной, как папа, но при этом нежной и самоотверженной, как мама. И теперь, когда вот-вот исполнится 5 лет дочкиной дочке, пришло время для окончательного выбора. Если она ухитрится сделаться маленькой и изящной, то таким образом отвергнет папину часть себя и станет полным воплощением мамы. На всякий случай она уже поинтересовалась у мужа, бросит ли он ее после успешного превращения в маму, и муж заверил, что все будет в порядке – непременно бросит. Все расписано как по нотам: в положенное время – в 5 лет – дочкина дочка лишится своего папы, чтобы спустя лет двадцать сыграть эту сцену уже со своими мужем и ребенком. Проблема в одном: очень уж не хочется бедной дочке исполнять назначенную ей роль в печальном сериале. Люда, а не поговорить ли вам с автором сценария? Пусть он перепишет вашу роль.

Люда: С мамой поговорить?

Марина: Автор сценария не мама, а вы.

Люда: Я сама должна все переписать?

Марина: Зачем все. Только ту часть, что вас не устраивает.

Люда: То есть мне не надо худеть?

Марина: Самоотверженность дочки, отказавшейся худеть только ради того, чтобы отринуть папину часть, будет вознаграждена. Будет счастлив дочкин муж, который ничуть не похож на злосчастного папу и которого поэтому незачем наказывать, будут счастливы дочкина дочка под опекой двух любящих родителей и мама, потому что она смогла вырастить счастливого в семейной жизни ребенка.

Люда: Я поняла... А когда мне и впрямь захочется расстаться с парой сантиметров на талии, то сделаю я это без далеко идущих разговоров с мужем, потому что всегда знала: он этого и не заметит.

 

ДО И ПОСЛЕ

Спустя месяц после консультации «Худейка» попросила читательницу рассказать, какие изменения произошли в ее жизни.

«Здравствуйте! Я не могу сказать, что у меня кардинально все поменялось. Просто посмотрела на свою жизнь другими глазами и увидела, что у меня все хорошо, чего я почему-то сама не понимала. Когда расслабилась насчет своего рациона и не стала следить за тем, что ем, за месяц похудела на 1,5 кг. Просто перестала есть «запретную» еду. Я и раньше замечала, что ем не потому, что хочу, а потому что завтра сажусь на диету и этого будет уже нельзя. Перечитала журнал, придерживаюсь «модели тарелки», перестала ходить в корпоративную столовую, беру обед из дома в термосе, хотя у нас это не приветствуется. Передайте Марине большое спасибо, я наконец-то расслабилась и стала меньше переживать по пустякам».

 

«Худеем правильно», №3, 2011 г.

www.hudeem-pravilno.ru